skype: uncodnito


● северяне/иссаане;

● южане/амаи;

● ведьмы;

● валеаллы;

● сульгвены.



месяц Расходящихся Рек, 2550 год Новой эры, Разрозненные земли.


Palantir Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Зефир, помощь ролевым LYL
Внимание!

На форуме произошёл временной скачок в пять веков, которому предшествовал конец света, вызванный драконом. Чтобы выжить, жители Великого континента были вынуждены бежать через арки-порталы в Разрозненные земли. Сейчас эти земли населяют потомки тех переселенцев, которые будто бы позабыли о давних временах и не знают, что тени прошлого не дремлют.

Уже два года с вами!

Чтобы узнать, как пережить конец света и не состарить героя, читаем матчасть.

только по ЛС


● имперцы/терранцы;

● фазмы;

● эвалунар;

● агынчары;

● Маяки;

● маги Круга.

О дивный путь, тропа из звёзд, соцветье всех мечтаний!
В той стороне, куда ведёшь, звучит хор привечаний.
Герой, шагнувший по тебе, пока ещё мальчишка,
Но в льва, пройдя преграды все, преобразится мышка!

Птицы востока, звери запада, растения холодных просторов юга и волны с серебристой каймой севера – все говорят об одном, но люди Разрозненных земель остаются к этому глухи. Девять стран, ошеломлённые странным предупреждением, не обрели единства и выступили друг против друга – пятеро против четверых. Многого они желали добиться, но малое были готовы отдать, и остудили свой пыл, когда поняли, какие потери наносят сражения обоим сторонам. Но дело в другом, и пока Коалиция Вольных, упёршись обеими руками в Восходящую Унию, сдерживает её, настоящая опасность незримо опутывает Разрозненные земли. Позабытое приходит в себя за неприступной морской чертой далеко на севере.
Страницы пустуют, но чернильница полна, и пальцы ищут перо. Кем бы ты ни был, твоя судьба совьётся тонким узором в этой книге – и однажды станет легендой.

Пророчества Валерис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пророчества Валерис » Библиотека » Верования


Верования

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Предисловие

    Испокон веков религия служила не только для того, чтобы стать отдушиной человеку или объяснить необъяснимое, но и являлась удобным средством для массовых манипуляций. Она влияет на уклад общества, менталитет людей и даже в некоторых случаях урегулирует социальные взаимоотношения. Не стоит забывать и о той роли, которую играет религия для объединения и сплочения коллективов в масштабах стран. И хотя "крестовых походов" как таковых в истории не наблюдалось, каждый народ в большей или меньшей степени пропагандирует свои верования. Иногда в локальных местах, особенно часто это происходит на севере, "вспыхивают" местные культы божествам, но они почти никогда не перерастают в нечто большее.

Условная классификация религий

По распространённости и степени влияния
Сверху приведена самая распространенная, далее по убыванию.
Всесоздатель - Пантеон северян - Аханеит и Тиенах - Дарра - А-Гёль и Я-Нывь - Валеа - Хозяин Звёзд - Пантеон фазмов

В зависимости от того, кто является объектом поклонения

Политеистические (многобожье)

Монотеистические (божественная сущность одна)

Уверуют в энергии

Пантеон северян

Всесоздатель

А-Гёль и Я-Нывь

Пантеон фазмов

Хозяин Звёзд

Аханеит и Тиенах

Дарра

Валеа

Терпимость по отношению к другим религиям
Слева приведена самая нетерпимая к другим религия, справа - самая толерантная.
Всесоздатель - Хозяин Звёзд - А-Гёль и Я-Нывь - Валеа -  Энергия Аханеит и Тиенах - Пантеон фазмов - Пантеон северян - Дарра

Всесоздатель - вселенская сила, квинтэссенция добра во всех её наилучших проявлениях, которой движет одно желание – осчастливить свои творения (людей).  Единственная религия, признаваемая имперцами. Вера во Всесоздателя распространена на территории Терранской империи и Аралана, так же в разумных пределах пропагандируется за пределами этих стран. Подкрепляет религию и то, что без веры во Всесоздателя маджусы теряют свои способности. Из негативных проявлений то, что при всём пропагандировании добра и взаимопомощи, эта вера слепа и даже не терпима по отношению к неверующим.
Хозяин Звёзд - великая, грандиозная сила, сотворившая вселенную. В представлении верящих в Хозяина Звёзд - зримый земной  мир это всего лишь маленькая часть всего существующего, и есть другие планеты с другими мирами. Религия распространена среди эвалунар. Если в неё переходят другие народы, то только из личных убеждений, прямой пропаганды нет.
Валеа - это некий всепоглощающий разум, который отвечает за всё и сразу, это не отдельное божество, но то, что находится одновременно везде и повсюду.  Лицезримыми глашатаями воли Валеа в свое время стали три сущности, каждая из них олицетворяет одно из пластов мироздания: Мажэва («небесная»), Сабд («земная») и Илиш («водяная»). В Валеа верят валеаллы.
А-Гёль и Я-Нывь - в основу религии положен дуализм. А-гёль («Благодать») - положительная сила, отображающая жизнь во всех её проявлениях. Она ответственна за поддержание всего сущего, за появление на свет и развитие.  Я-нывь («Угнетение») - отрицательная сила, которая возникает не сама по себе, а во взаимодействии с А-гёль. Распространена среди агынчар. Находит понимание среди амаи, которые считают её искажённым вариантом своей религии, хотя верования южан не имели реальной возможности повлиять на взгляды агынчаров.
Аханеит и Тиенах - в основу религии положен дуализм. Энергия Аханеит - сила отвечающая за физическое проявление тела, форму предмета, его твёрдость или мягкость, а так же жизненную силу и здоровье, если речь идёт о живом существе. Энергия Тиенах - это чувства и эмоции, фантазии и мечты, это душа. У предметов тоже есть душа, но она ещё не пробудилась. В Аханеит и Тиенах верят амаи. Религия допускает существование других божеств и пантеонов, но все они всего лишь сущности, тогда как в основу мира положено плетение энергий.
Пантеон северян - представляет "сборник" былин и сказаний. Во главе пантеона стоят четыре божества - полуэлементаля: Деревянный Царь, Металлический Охотник, Ведьма Электра и Ледяная Дева. Им противостоит тёмное божество Валаар. Пантеон северян терпим ко всем религиям, кроме веры в дарра. Допускает жертвоприношения. Религия иссаан.
Пантеон фазмов - насчитывает более тысячи божеств, но информации о них, к сожалению, практически не сохранилось. Во главе стоит Рейрай - мать природы. Эта религия не одобряет жертвоприношения. Имеет очень мало последователей. В основном это фазмы.
Дарра - самая лояльная по отношению к другим верованиям религия. Примечательна тем, что во главе поклонения стоят не абстрактные сущности, а некогда реально существовавшие маги из Лиги Неуязвимых, которые вследствие ритуала стали сущностями и заняли промежуточное звено между высшими силами и людьми. В дарра верят преимущественно сульгвены.

0

2

ВСЕСОЗДАТЕЛЬ

Испокон веков терранцы веровали только в одного бога – Всесоздателя, сотворившего всё зримое и незримое. Среди них принято считать, что причиной их долгому проживанию в недрах земли послужила незавершённость затеи Всесоздателя; то есть, терранцы были вынуждены пребывать под землёю, потому как в это время он придавал форму всему остальному свету.  Таким образом, они являются венцом творения, ибо они – любимые создания Творца, для которых был создан мир. Отсюда вытекает и жизненная позиция терранцев. Исходя из их верований, они по праву властвуют над всем сущим. Единственное, над чем терранцы не имеют власти, это их собратья (имеются ввиду  разумные человекоподобные существа), поскольку они до единого всецело принадлежат Всесоздателю. В остальном его творения могут распоряжаться всем, что существует на этом свете.
       Что же такое Всесоздатель? По мнению терранцев, пронёсших эту веру сквозь тысячелетия перемен, взлётов и падений своего народа, он является единственной верховодящей вселенской силой – бессмертной, всемогущей и всеобъемлющей. Всесоздатель был, есть и будет всегда, даже по окончанию времён. Он создал мир не по скуке или интереса ради, а для людей, в которых он вложил свою энергию. Всесоздатель это квинтэссенция добра во всех её наилучших проявлениях. Он определённо самая справедливая, всепрощающая сила, которой движет одно желание – осчастливить свои творения. Он сопровождает свои творения каждую секунду их жизни, направляет и воодушевляет их на грандиозные свершения, но каждое живое существо имеет свободу выбора, ибо Всесоздатель ни к чему не принуждает своих созданий. Посему терранцы и не верят в судьбу, справедливо полагая, что каждое мгновение это ещё один шанс изменить что-то – не без помощи Всесоздателя, конечно. Некоторые из них даже считают, что порой, смилостивившись над своим творением, он поворачивает время вспять, чтобы предотвратить горестное событие; человек, переживший такое, испытывает ощущение, будто бы он уже когда-то переживал этот определённый момент (дежавю).
       Стоит заметить, что терранцы, в отличие от многих других рас, не верят в равновесие – всяческое зло не имеет какой-то определённой сущности и не является антиподом Всесоздателя. Злые духи, нечисть и бесы походят из энергии самих людей. К слову, их деяния так же становятся причиной бед и ненастий, которые могут показаться карой небесной, но это не так. Всесоздатель, являя собой чистое добро, никого не наказывает, насколько бы тяжёлой ни была погрешность оступившегося, посему, по мнению терранцев, случающееся с людьми зло есть результат их отдаления от Всесоздателя. Покидая его свет, заплутавшее во тьме создание, само собой, станет несчастным. Такой взгляд существенно повлиял на законодательство терранцев. Так, к примеру, в империи всегда были запрещены казни – самые тяжкие преступления карались пожизненным заключением. К слову, непростительным преступлением среди верующих во Всесоздателя с самой зари их культуры являлось убийство и самоубийство: поступив так, человек замахивался на то, что принадлежит Всесоздателю, следовательно, ставил себя наравне с ним, что, по сути, немыслимо. Вторым тяжким грехом считалось богохульство. Если такие личности не тревожили остальной люд, а, к примеру, попросту придерживались иных взглядом, их, как правило, изгоняли из общества, полагая, что он накажет себя сам (и безусловно сгинет во тьме, отдалившись от Всесоздателя, даже без внешнего вмешательства). Кстати говоря, терранцам свойственно говорить, что «покинув Всесоздателя, человек обрекает себя на худшее из мучений – потерю внутреннего покоя, которое может даровать и поддерживать в своём создании только Всесоздатель».
       Разумеется, такая вера откладывает серьёзный опечаток на культуру, быт и менталитет терранцев. Важным является то, что терранцы – самый религиозный народ среди всех прочих; процент верующих терранцев среди населения – 99% (что вполне понятно, ибо неверующие либо пребывают в заключении, либо отправляются в изгнание). К тому же их вера достаточно фанатична. Терранцы ни при каких условиях не признают существования как-либо других высших сил кроме Всесоздателя, все остальные верования без исключения воспринимаются ими как демонопоклонничество. Порицаются гадание и суеверия, ибо они исходят из веры в сверхъестественные силы, которые далеки от Всесоздателя (потому как он не имеет в услужении ни добрых духов, ни каких-либо других потусторонних существ).
       Основой жизни любого терранца уже с самых ранних лет становится соблюдение т.н. закона Всесоздателя: «Берегите друг друга и мир, что я создал для вас». Это включает в себя целый ряд добродетелей: терранец должен быть благочестивым, милосердным, искренним, справедливым, смиренным, сердечно отзывчивым, трудолюбивым, терпеливым и снисходительным. Верующий во Всесоздателя никогда не отринет своей веры, так как для него подобное воспринимается хуже смерти; так же он ни за что не поддастся соблазнам, не возведёт себе идолов и не причинит намеренного вреда другим людям. Для терранца важно вести праведный образ жизни – только так он может надеяться на то, что после смерти воссоединится со Всесоздателем и обретёт подлинное счастье, получив осуществление всех своих искреннейших желаний, а не потонет в вечной тьме, где его душа без единого проблеска надежды будет испытывать вечные терзания.
Но, невзирая на догматы этой веры, ориентированные исключительно на добро и не предусматривающие жестокости практически ни в каком виде, в ней есть один нюанс: её основополагающие элементы не относятся к иноверцам. То есть, человек, проповедующий иную веру, в глазах терранца ничуть не разумнее зверя, а к такому и отношение соответствующее. К примеру, обязанность терранца оказывать помощь любому, кто в этом нуждается, не будет распространяться на представителя другой религии, даже если тот начнёт умолять о помощи. Станет ли терранец придерживаться своих благодетелей по отношению к инаковерующим – спорный вопрос. Пожалуй, это личное дело каждого. Суть в том, что отхождение от закона Всесоздателя в данном случае не снищет общественного порицания. Впрочем, таковое отношение резко изменится, если иноверец перейдёт в веру во Всесоздателя, и не имеет значения, представителем какой расы он будет, ведь терранцев, в принципе, объединяет не столько общая кровь, сколько общая вера. Определить то, был ли перешедший в эту веру индивид искренен, безошибочно смогут «чтецы душ», так что обманом такое дело провернуть ну никак не получится.
       Что до людей, открыто или же тайно проповедующих зло и тёмные культы, то здесь законы терранцев полностью меняются, сходят на «нет» все смягчающие обстоятельства. К «одержимым» (так терранцы называют любого человека, поддавшегося своему злому началу – «он одержим собственной тёмной натурой», скажут они) применяются прямо-таки зверские меры наказания. Преступники и вероотступники, не признавшие Всесоздателя, подлежат уничтожению, редко оказывающимся приятным на вид.

http://i64.fastpic.ru/big/2014/1011/b1/17c1335c0b8155b787bef51506330eb1.png
Символом Всесоздателя является солнце.


СТРУКТУРА

Так как вера во Всесоздателя занимает крайне важное место в жизни каждого имперца, общественный орган, отвечающий за религию, является самым обширным. Он включает в себя многотысячное количество служителей и имеет свою чёткую структуру. Религиозная ниша требует большого приплыва в свои ряды, ибо, к примеру, в Терранской империи нет ничего удивительного в огромном соборе, расположенном близ маленького поселения с численностью ста жителей – скорее, это норма. Следовательно, эти храмы должны быть кем-то обслужены. Благо, с добровольцами общество сложностей не испытывает.
       Путь становления духовным сановником начинается со ступени послушника. Обычно есть два варианта, как им стать. Первый – пройти обучение в школе при храме, второй – податься в храм уже в сознательном возрасте. При первом варианте выбор за ребёнка делают родители. Обучение это является единственным бесплатным в стране и получить его могут как отпрыски благородных родов, так и обыкновенных граждан, если семья хорошо зарекомендовала себя. В таком случае, юный послушник или послушница поступают на обучение в возрасте четырёх лет и проживают в храмовой школе до двадцатилетнего возраста.  Начиная с пятнадцати лет, послушник волен пойти своей дорогой, если чувствует, что этот путь предназначен не для него. Второй вариант предполагает, что желающий, достигший пятнадцатилетнего возраста (успевший испробовать себя в другом направлении, но решивший, что он хочет стать духовным сановником) отправляется самостоятельно в храмовую школу. И те, и другие закончат обучение в двадцать лет, но бо́льший шанс занять в будущем более высокопоставленный пост имеется у тех, кто был отдан в эту школу в раннем детстве.
       Закончив данное обучение, перед послушником предстаёт выбор – стать монахом или настоятелем. Монахи в основном вступают в какие-то ордены и ведут более активный образ жизни, в то время как настоятель будет прикован к своим прихожанам. Если послушник желает стать монахом, его направляют послушником в избранный орден, где он обживается и объявляется полноправным его членом, когда магистр или аббат решает, что новобранец готов к этому. В данном случае не установлено никаких определённых временных рамок. Если же послушник намеревается стать настоятелем, его отправляют в высшее учебное теологическое заведение, обычно расположенное при огромных соборах больших городов. Там в течение пяти лет его или её обучают по большей части ритуалике (так как религиоведение целиком и полностью пройдено в храмовой школе), после чего уже посвящённого настоятеля отправляют сначала в помощники к какому-нибудь служителю. Тот, в свою очередь, решив, что его послушник усвоил всё необходимое, отсылает ученика обратно (время, проведённое в помощниках, всецело зависит от наставника) в учебное заведение, откуда он пришёл. Там посвящённому настоятелю или настоятельнице подбирают подходящий приход, где он будет служить всю оставшуюся жизнь (если, к примеру, не сможет подняться на ступень выше). 
       Забот у настоятеля будет хоть отбавляй. Если численность его прихожан мала, он вполне может стать чем-то вроде старейшины в том месте, где расположен его храм. Следовательно, ему надо будет следить не только за духовным развитием местных жителей, но и за другими сферами их жизни, к примеру, не голодают ли они и не испытывают ли каких-то трудностей. Настоятель обязан следить за чужаками и оберегать прихожан, предпринимая какие-то меры, если вдруг в них появится необходимость. То есть, он становится чем-то вроде хранителя для своей общины прихожан. Если настоятель с отдачей выполняет свою работу, а подопечные имперцы им довольны, есть вероятность, что он будет возведён в сан священнослужителя. Это позволит ему решать более серьёзные вопросы, но на его плечи ложится дополнительная ответственность. Зачастую, став священнослужителем, бывший настоятель перенаправляется в место полюднее – к примеру, в большой город, ибо городские храмы нуждаются в большом количестве духовных сановников. Особо выдающиеся священнослужители имеют возможность поступить на службу в святилища, а для одухотворённых имперцев, всей душой верящих во Всесоздателя, нет большей чести, чем эта.
       Самыми большими соборами городов заправляют верховные священнослужители. Их, как правило, за заслуги назначает Священный Синод. Верховный священнослужитель отвечает не только за самый большой храм в своём городе и его окрестностях, но и за все храмы, попадающие в зону его влияния. Он обязан одним глазом следить за тем, чтобы исправно выполняли свой долг все священнослужители и настоятели, а другим присматривать за горожанами, настроениями в обществе и деятельностью орденских братьев и сестёр. Зачастую верховные священнослужители являются так же ректорами и наставниками в теологических учебных заведениях. Быть верховным священнослужителем означает иметь огромную семью, в которой ты за каждого в ответе. Если с горожанами и сельчанами случаются какие-то беды, в первую очередь за это спросят с верховного священнослужителя, ведь он не только их духовная путеводная звезда – он также член городского сената, который отвечает перед императрицей за благосостояние вверенного ему народа.
Каждая имперская провинция несомненно нуждается не только в правовом наместнике, но и в духовном, посему из числа верховных священнослужителей назначается самый выдающийся имперец, занимающий впоследствии пост т.н. первослужителя. Ими в основном являются женщины, но мужчины, хоть и редко, тоже допускаются до этого духовного сана. Равно как и императорский наместник, первослужителю подвластна вся провинция. Он не только заправляет всеми духовниками своих территорий – ему дана власть вмешиваться в дела городских сенатов и орденов, так что слово первослужителя – решающее в каждом споре, коснувшимся провинции. Совет первослужителей называется Священным Синодом и представляет высшую религиозную власть в Терранской империи. Он не только имеет право вторгаться в любую сферу государства, но и обязан это делать. На данный момент Священный Синод состоит из двадцати четырёх первослужителей. Заправляет им верховная первослужительница.
       Ею может стать только женщина, прошедшая весь путь от послушницы храмовой школы до первослужительницы. По закону она выбирается Священным Синодом: он выдвигает своего кандидата, а окончательный выбор предоставляется собранию священнослужителей всех провинций. Вот уже многие тысячелетия главенство над всеми духовниками империи переходит к первослужительнице провинции Сердца Мира (стоит заметить, что у столицы есть своя первослужительница, в то время как верховная первослужительница заправляет всем государством целиком); по стечению обстоятельств (или же намеренно) ею оказывается женщина из правящей династии Ильрахелитов (к примеру, нынешняя верховная первослужительница приходится императрице троюродной сестрой). Во власти верховной первослужительницы очень и очень многое. Она может существенно влиять на Имперский Сенат, главы орденов, верховных маджусов и главнокомандующих имперскими войсками, то есть, единственной властью, превосходящей её, является непосредственно императрица. К тому же, только верховная первослужительница имеет привилегию попросить императрицу обдумать её решения – любому другому это строжайше запрещено, да и едва ли кто-то решится на подобное. Следовательно, заняв этот пост, женщина становится второй самой влиятельной фигурой во всей Терранской империи.

0

3

ХОЗЯИН ЗВЁЗД

Издревле вера эвалунар была монотеической – у них никогда не существовало пантеона, и они не признают существования других сил, кроме той, в которую они верят. Чтобы понять, во что верят эвалунар, необходимо разобраться в их космогонических взглядах. В их представлении зримый мир это всего лишь маленькая часть всего существующего. Возможно, они являются единственной расой, которая смотрит на вселенную столь широко. Эвалунар, созерцая звёздные небеса, ещё в древнюю эпоху пришли к выводу, что за пределами мира, в котором они живут, существуют ещё другие. Принимая во внимание всю величественность существующего, эвалунар верят, что только высшая сила могла создать всё это. Она настолько велика, что осмыслить её просто невозможно. В традициях эвалунар это Хозяин Звёзд. Почему именно такое имя? Во-первых, нельзя использовать наименования по отношению к тому, чего не можешь осознать даже наполовину. Во-вторых, звёздное небо это полотно, на котором видно сияние дальних миров, ещё более грандиозных в соответствии с взглядами эвалунар, чем этот. Для народа Эвалхарала понимание Хозяина Звёзд достижимо не больше, чем сияние небесного тела. Их восхищают звёзды, но вместе с тем они понимают, что сила, властвующая над ними, является создателем всего на свете, поэтому это имя приближённо к сути, но не является полностью точным. Но таким образом они пытались хотя бы приблизиться к тому, чтобы своим обращением отдать дань должного создателю всего существующего.
       Хозяин Звёзд это великая, грандиозная сила. Эти слова сами по себе имеют для эвалунар огромное значение. Они считают, что задача каждого живого существа - оказаться как можно ближе к своему создателю, но даже при высокой духовности остаётся невозможным понять всю суть. Эта возможность раскрывается только тем, кто провёл свою жизнь в соответствии с законами, которые учат эвалунар, что является правильным и неправильным, добрым и злым. Хозяин Звёзд, позволяющий человеку прийти на свет, затем отзывает его обратно к себе, и тогда он получает возможность узнать его. Это то, что заставляет жителей Эвалхарала следовать целестиальным законам. Охарактеризовать их можно следующим образом – суть, заключённая в них, призывает эвалунар быть во всём похожими на Хозяина Звёзд, который является совершенством всего доброго. Следуя примеру, эвалунар стараются придерживаться правильного образа жизни и поведения. Этим можно объяснить их размеренность характера, стремления делать добрые дела и избегать плохих поступков. Вместе с тем они благодарны уже за то, что могут существовать, то есть, являться частью чего-то непостижимого и поразительного, недоступного пониманию. Это заставляет эвалунар ценить жизнь в любых её проявлениях. Даже если кто-то из их сородичей делает что-то преступное, его пытаются не наказать, а помочь исправиться. Эвалунар очень характерна эта внутренняя осмысленность, благодаря которой они имеют возможность расценивать всё, что они думают и делают. Сформулировать главную идею, пронизывающую всю их жизнь, можно как стремление к усовершенствованию своей сущности. Если материальное мешает духовному, то эвалунар меняют своё восприятие к нему. При этом всё существующее было создано для того, чтобы они были счастливы. Эвалунар используют окружающий мир и свои внутренние ресурсы, воплощают свои способности, потому что это тоже является проявлением Хозяина Звёзд. Его создания все разные, но никто не более ценен. Это значит, что все люди, какими они ни были, равны. Из-за этих взглядов эвалунар без агрессии подходят к представителям других народов, даже если их уставы им кажутся дикими. Они не считают себя превосходящими их, даже если разница в поведении очень заметна. Эвалунар не позволяют себе давать характеристику другим созданиям, потому что не считают себя какими-то особенными, имеющими привилегии. Их задача не подчинять инакомыслящих, а помогать им осознать правду.
       Среди эвалунар есть особые люди, которые хотят полностью связать свою жизнь с поддержанием этой веры в народе – их называют служителями. Эти эвалунар не заключают браков и либо живут рядом с храмами, либо путешествуют по континенту. Их задача - поддерживать душевные ресурсы в людях, помогать другим, возвращать моральные силы тем, кто истощён. Храмы представляют собой огромные постройки, внутри которых складывается впечатление погружения во вселенную. Всё вокруг мерцает как звёзды, под потолком  расстилаются галактики, клубятся туманности. Эвалунар могут обращаться к Хозяину Звёзд в любом месте и в любое время, и в храм они обычно приходят, чтобы поблагодарить за всё, чем обладают. Эта благодарность может проявляться по-разному. Кто-то приносит с собой красивый букет цветов, кто-то другой, одарённый красивым голосом, поёт. Таланты человека, применённые по отношению к Хозяину Звёзд, уже являются проявлением благодарственных чувств. В эти взаимоотношения никогда не приплетались богатства или попытки затмить другого. Настоящее значение имеют намерения эвалунар и то, как он их воплотил. Горсти золота совершенно ничего не значат на фоне нескольких полевых цветов, которые человек принёс из своего родного края, пройдя этот путь босиком. Всё это делает веру эвалунар силой, которая подобно путеводной звезде освещает их жизненную дорогу.

0

4

ВАЛЕА

Испокон веков валеаллы верили в одну великую вездесущую сущность, которую назвали именем Вале́а, что дословно означает «всё» на их языке. Валеа это некий всепоглощающий разум, который отвечает за всё и сразу: за то, чтобы на небосклоне светило солнце и зажигались звёзды, за приливы и отливы моря, за рост мельчайших растений, за рождение всех живых существ и т.п. Издревле оно воспринималось валеаллами как нечто, что существует одновременно везде и повсюду, поэтому это не было божеством, которое находилось в недосягаемой от них высоте. Даже напротив – сами валеаллы находились в Валеа, являясь его частицей. Кроме того валеаллы верили, что во всём сущем присутствует особый, уникальный дух – таковой имелся как у водопада, так и у мельчайшего камешка на обочине дороги. Этих духов было принято уважать, но их не рассматривали как предмет поклонения. Скорее, они были эдакими нейтральными соседями, которые сосуществовали на одном уровне бытия с валеаллами. По этим причинам изначально у валеаллов не было храмов. Самым важным для них было понимание и примирение с Валеа. Так, к примеру, потеряв свою историческую родину предположительно из-за огромных морских волн, потопивших её, валеаллы не проклинали высший разум, а смиренно приняли тот факт, что Валеа забрал у них то, что изначально дал. По их разумению Валеа не делает ничего злого и никого не наказывает. Если в кого-то ударила молния – значит, так было нужно. Они жили – и живут до сих пор,- с мыслью, что мир отвечает сам за себя, а они всего лишь его часть, которая не может существенно повлиять на мироздание (не в пример имперцам, для которых разумное существо является центральной фигурой всего сущего). Именно поэтому валеаллы никогда не устраивали никаких ритуалов, пытаясь задобрить Валеа. Цель их верований – жить в согласии с всемирным разумом, стараться по мере возможности осознать его и быть существами, которые дополняют мир, а не наносят ему какой бы то ни было ущерб.
       Лицезримыми глашатаями воли Валеа стали три сущности, встретившие валеаллов у подножия вулкана Крильге во 2 тысячелетии Старой эры. Их силы и способности были восприняты юным ещё народом как нечто сверхъестественное, не от мира сего. Не чудо, что валеаллы отнеслись к ним как к высшим существам, несущим в реальный мир познания самого Валеа, непостижимого для них самих. Существ, выглядящих как три сестры, назвали Мажэвой, Сабд и Илиш. Каждая из них олицетворяла одно из пластов мироздания. Мажэва («небесная») знала обо всём, что творится в небе и воздухе, Сабд («земная») могла поведать обо всём, что касалось земли и того, что росло и ходило по ней и в ней, Илиш («водяная») отвечала за водяную стихию, охватывающую Малый континент и пронизывающую её разнообразными водоёмами. Эти «божества» наставляли валеаллов, начиная с самых незначительных мелочей и заканчивая глобальными вещами. От них зависело всё: как назовут новорождённого валеалла, где ему лучше жить и чем заниматься. И хотя, по сути, создав организованное государство, в правящей верхушке валеаллов оказался Совет Старейшин, он полностью зависел от «божеств», поселившихся в огромном храме – первом построении столицы, и в большинстве своём реализовывал их волю, а не действовал по собственным соображениям.
       В нынешнее время валеаллы всё так же почитают Валеа – их вера в него совершенно не изменилась со времён древности. Что до Мажэвы, Сабд и Илиш, то тут мнения валеаллов расходятся. Все они признают их «божествами», как это было и раньше, но только половина верит в то, что они пережили катаклизм на Малом континенте и смогли выжить. Лишь только самые одухотворённые валеаллы твердят о том, что всё ещё «чувствуют» на себе влияние этих существ и всячески уговаривают собратьев вернуться на руины их разрушенной цивилизации, чтобы восстановить древние порядки и снова встретиться с Мажэвой, Сабд и Илиш. Во многом это объясняется тем, что у современных валеаллов нет ярко выраженных лидеров. Племени, как это водится, нужен кто-то, кто вернёт их к истокам, когда они были великим и гордым народом, и кто, как не «божества», наставлявшие их прежде, смогут вернуть им всё это?

0

5

А-ГЁЛЬ и Я-НЫВЬ / СТАРШИЕ МАСТЕРА / ПРЕДКИ

Валеаллских верований агынчары придерживались вплоть до того момента, как ассимилировались в обществе Старших Мастеров. Они не переняли их пантеон, но и понятие Валеа ушло в забвение вместе с прямыми представителями Трёхречья. Новые поколения, прошедшие сквозь несколько этапов выживания, больше не понимали этой философии, поэтому среди них образовалась новая концепция по отношению к ведущим силам мира. В их верованиях прочно закрепился дуализм. Агынчары считают, что существует две силы, противоположные друг другу, которые находятся в непрекращающемся противостоянии. По их мнению, всё на свете можно поделить на две группы – светлое, животворящее и тёмное, губительное. Эти силы были отчасти персонифицированы (что позволило агынчарам более доступно уловить их суть), но своего антропоморфного воплощения они так и не нашли. В соответствии с верованиями агынчаров эти силы целиком и полностью окружают их, но, тем не менее, люди не могут повлиять на них. Это значит, что они независимы от людей и, невзирая на то, что они делают или не делают, ничего не меняется. Именно по этой причине агынчарами не производится никаких особых церемониалов. Они понимают, что могут быть приверженцами той или другой силы, но следствие этому будет заметно лишь в каких-то ограниченных масштабах, не влияющих на мировую картину в целом. Так, к примеру, хорошие поступки могут повлиять на дела общины или улучшить жизнь каких-то отдельно взятых людей, но это не изменит стремительность роста колосьев в поле и не понизит уровень воды в вышедшей из берегов реке. Такие взгляды поспособствовали определению главного качества, которым должен обладать каждый человек – внутренней гармонией. Она предполагает, что индивидуум обязан адекватно воспринимать оказанное на него влияние со стороны обеих сил и смириться с тем фактом, что он не может находиться под впечатлением лишь одной из них. Для агынчаров важно сохранять баланс, потому как они признают, что совершенного преобладания одной силы над другой как в человеческом, так и в ином мире попросту невозможно. Каждый выстраивает свои отношения с ними по-своему, поэтому жречество среди агынчаров не сформировалось. Но есть люди, которые помогают остальным более чётко разобраться в их сути. Их называют ведунами.

       А-гёль («Благодать»). Положительная сила, отображающая жизнь во всех её проявлениях. Она ответственна за поддержание всего сущего, за появление на свет и развитие. А-гёль поддерживает силы во всех вещах, которые существуют в этом мире, в том числе и кажущиеся безжизненными, как например скалы или облака. Ещё она отождествляет энергию и её мощь. А-гёль весьма разнообразная сила, которая не является однозначным символом спокойствия. Бушующее море, порывы ветра, пламя костра – всё это можно отнести к её проявлениям. Благодаря ней мир наполнен красками, а живые существа не похожи друг на друга. А-гёль это восходящее солнце, летнее тепло, а так же сильные качества в людях. Именно она ответственна за все лучшие людские качества, их взросление и перемены. Ведуны А-гёль носят вычурные наряды обязательно светлых тонов, обычно являются безумно красивыми (не все они рождаются такими; эта красота достигается ими с помощью множества дополнительных средств) и им позволено наиболее яркое проявление эмоций, которые агынчары чаще всего скрывают, ибо считают послаблениями в самодисциплине. Имеют при себе жёлтый кристалл.
       Я-нывь («Угнетение»). Отрицательная сила, которая возникает не сама по себе, а во взаимодействии с А-гёль. Всё сущее никогда не остаётся на одной ступени развития. Если у чего-то есть начало, то должно быть и окончание. Я-нывь отождествляет силу, которая изменяет всё существующее. Это увядание цветов, наступающая старость, банальное недомогание или усталость после длительной пробежки. Оно сливает краски воедино, поэтому нередко ассоциируется с безликостью, лишению индивидуальности вещей. Я-нывь заставляет продукты портиться, делает ночь холодной, наступая после захода солнца. Это мрачные тени, отбрасываемые огнём, недостаток силы воли и другие человеческие слабости, а ещё это бедствия искусственного характера (так, например, лесной пожар это А-гёль, а сожженный человеком дом – Я-нывь). Ведунами этой силы чаще всего становятся люди, у которых при рождении наблюдаются какие-то отклонения от нормы. Также Я-нывь хорошо понимают одолеваемые тоской, подвластные меланхолии люди. Они носят тёмные одеяния и не позволяют себе прихорашиваться. Имеют при себе серый кристалл.

       В отличие от других народов агынчары придерживаются идеи о жизненном цикле. Они верят, что параллельно с тем миром, в котором они существуют на данный момент, есть второй – не менее реальный. Когда агынчар умирает, его кладут в лодку и спускают по воде. Считается, что лодка приплывает к т.н. Глотке, находящейся где-то в центре океана, где она переворачивается. В этот момент «перехода» агынчар теряет свою телесную форму, перевоплощается в энергию и вселяется в эмбрион. Там он проживает свою жизнь, в конце которой всё производится в точно таком же порядке, и он возвращается в этот мир. То есть, его энергия множество раз проходит процесс реинкарнации, в ходе которой он может стать кем угодно (не обязательно сохранив свой пол, память, какие-то навыки и расовую принадлежность). Считается, что дежавю это намёк на то, что энергия человека, испытавшего его, встречалась в другой жизни с энергией того, с кем он находился в этот момент. Поэтому особое место в культуре агынчаров занимают Предки. По их мнению, это гораздо более приближённые к этому миру силы. Самые выдающиеся агынчары якобы обладают настолько мощной энергией, что она выходит за рамки цикла и пребывает в Невесомости (общее пространство этого и того мира). В ситуации с агынчарами это скорее почитание Предков, чем поклонение им. Предки могут даровать какой-то совет, помочь в сложную минуту, посодействовать в нужный момент или сделать так, чтобы обстоятельства сложились так, как это необходимо их потомкам. В отличие от А-гёль и Я-нывь, Предки это реальная сила, с которой возможна обратная связь. Противоположное Предкам явление это разного рода тёмные сущности (посмертные эманации). С точки зрения агынчаров, это энергия настолько скудная, что не удостоилась быть частью цикла, но если все остальные народы считают, что злой дух это остаточная энергия одного конкретного существа, то агынчары утверждают, что это слияние энергий многих людей. Им очень неприятны любые контакты с призраками, привидениями или злыми духами, потому что среди них бытует мнение, что при соприкосновении с ними можно самому оказаться вне цикла. Вдобавок к этому агынчары не верят, что мир конечен. В их понимании он постоянно обновляет сам себя, и всё, что существует, без убытка, но видоизменённое продолжает существовать и дальше, только в другом облике.

       Значимое место в жизни агынчаров всегда занимали Старшие Мастера. С одной стороны они считали их такими же существами, как и они сами (то есть, не придавали им качеств высших существ), но с другой - не могли не признать их превосходства. В культуре агынчаров Старшие Мастера выступают в роли мудрых наставников, в наивысшей степени понявших суть окружающего мира. Наравне с ними агынчары по-особому относились к природе и никогда не наносили ей вреда, если только речь не шла о выживании. Когда Старшие Мастера покинули архипелаг, их подопечные всякими способами пытались вернуть их. Когда благодаря агынчарским магам стало известно, что их в этом мире больше нет (Старшие Мастера в их понимании не являлись частью жизненного цикла и после гибели сливались с окружающей природой), они решили по-иному связаться с ними. Во многом это схоже с почитанием природы. Сквозь рощи, нагромождения камней, цветочные поляны (особые места, выделяющиеся на фоне остальных и служащие в качестве своеобразных идолов) они связывались со Старшими Мастерами и считали, что вступают с ними в контакт, пусть и не совсем привычный. Агынчарам свойственно создавать эти идолы самостоятельно (например, обустроить грот или любое другое созданное природой место). Посему им также характерно ношение разных растений, ракушек, камешков и прочих вещей естественного происхождения, что призвано соединить их со Старшими Мастерами.

0

6

АХАНЕИТ и ТИЕНАХ

Религия амаи является дуалистической.  Южане считают, что мир был создан и состоит из двух противоположных энергий: светлой энергии Аханеит и тёмной энергии Тиенах. При этом деление Аханеит и Тиенах на тёмную и светлую весьма условно. Как считают южане, в мире нет ни истинного зла, ни добра. В каждой тени есть кусочек света, а в свету скрывается тьма. Несмотря на то, что Аханеит и Тиенах дуально противоположны друг другу, одна энергия не может существовать без другой. И, когда одна из них достигает своего пика, она даёт начало другой, и наоборот.  Материального воплощения энергии не имеют.
       Энергия Аханеит. Южане считают, что каждое живое существо и  предмет имеет энергию Аханеит, или жизненную силу. Эта сила отвечает непосредственно за физическое проявление тела, форму предмета, его твёрдость или мягкость, а так же жизненную силу и здоровье, если речь идёт о живом существе.  После смерти Аханеит остаётся какое-то время в теле, труп разлагается по мере того, как она покидает его.
       Энергия Тиенах.  По верованиям амаи, энергия Тиенах – это глубинная сущность всего сущего. Это чувства и эмоции, фантазии и мечты, это, по сути, душа.  У предметов тоже есть душа, но она ещё не пробудилась, поэтому её проявлений в них и не видно. Во время сна энергия Тиенах покидает своего владельца и отправляется путешествовать в иллюзорные миры.
       Смерть в понимании амаи наступает тогда, когда две энергии отделяются друг от друга и не могут больше вместе существовать. Обычно это происходит тогда, когда Аханеит ослабевает настолько, что бывает не в силах удержать Тиенах в теле. Так как амаи верят в то, что если тело сумеет восстановить достаточный запас  Аханеит, душа вернётся обратно, то покойников они хоронят в специально построенных для этого склепах. Тела умерших заматывается бинтами, смоченными в алхимическом растворе, который останавливает разложение – уход Аханеит.
       Верование амаи в энергии не мешает им поклоняться и другим божествам.  Так что в какой-то степени религия южан является политеистической,   хотя амаи к всевозможным языческим культам относятся в разы сдержаннее, чем язычники-северяне, и не редко воспринимают их с долей скептицизма. Для южан сказания о спустившихся на землю богах – это красивые сказки, в которые вроде бы принято верить, но которые едва ли существуют на самом деле. Так, небо они представляют в виде коровы, реки – крокодилами, а хранительницу семейного очага девушкой с отсутствующим ртом.
Из всех культов наибольшей популярностью пользуется культ пяти животных-божеств. Являясь к людям, они могут давать им советы, даровать удивительные артефакты или, наоборот, карать их. Все пять почитаемых божества знают язык амаи и, если пожелают, могут принять гуманоидную форму.
       Кошка – обращается в грациозную женщину, но человеческий облик не любит, потому предпочитает разговаривать с другими в животном обличии. В образе кошки предстаёт гладкошёрстным угольно-чёрным животным. По характеру игрива, скуки ради может провоцировать окружающих на подвиги и ненужные им приключения.  Покровительствует монархам, воинам и пахарям. Бывает не прочь предаться любовным утехам с привлекательными мужчинами. Увидеть её хороший знак, к победе или хорошему урожаю. Порой дарует окружающим волшебное зеркальце, которое показывает владельцу любую не спрятанную магическим куполом точку мира. Если разозлить или оскорбить её, превратит на сутки в мышку, возможно, сама же и съест эту мышку.
       Верблюд – обращается в долговязого сутулого мужчину с вытянутым лицом и собранными в высокий хвост чёрными волосами. Встречу с божеством-верблюдом амаи рассматривают как неоднозначный знак. С одной стороны, верблюд сулит возможность получить большую власть, с другой стороны, предвещает скорые невзгоды. В большинстве случаев, однако, верблюд пробирается к другим амаи забавы ради. Подбивает ничего не подозревающий народ к увеселениям и гулянкам, а потом, наигравшись вволю, так же бесследно исчезает.  Если опознать в долговязом мужчине божество и выполнить какую-то из его просьб, даст флягу, в которой никогда не заканчивается вода.  Если обидеть, то просто уйдёт.
       Жук-скарабей –  обращается в пухлого мужчину средних лет с мозолистыми руками и добродушным характером. Покровительствует беременным и роженицам. Щедрый, а потому в случае надобности может поделиться звонкой монетой с нуждающимися. Тем же, кто ему особенно приглянулся, и вовсе даст кошелёк, в котором никогда не будут заканчиваться деньги.
       Змея – может обернуться как юной девушкой, так и дряхлой старухой. Встретить её – плохой знак, хотя мало кто обычно догадывается, что перед ним находится божество.  Покровительствует лгунам, актёрам и ворам. Если расположить к себе, то подарит амулет, дающий возможность безошибочно распознавать, когда окружающие врут, а когда говорят правду. Если разозлить, то лишит возможности врать на ближайшие три месяца.
       Гриф – оборачивается бледным немолодым мужчиной с крючковатым носом.  Жадный и алчный. Встреча с ним всегда плохой знак.  Подарков не даёт, а беды предвещает.

0

7

ПАНТЕОН СЕВЕРЯН

Религия иссаан в глазах других похожа больше на сборник былин, преданий и легенд. Только  на севере сказки имеют свойство превращаться в быль. Тут на лесных тропах можно встретить древесного духа, ходящую избушку или кота-баюна. Неосторожный путник, испив воды из следа ягненка, барашком станет, а ночью у пруда встретит души утопленниц.
Изначально иссаане не обладали единой для всех религией. Каждое княжество молилось своим божествам. Однако, несмотря на различия верований, образы тех или иных божеств были в народе повсеместно  узнаваемыми. С образованием Исского царства эти образы на юге страны стали «едиными», ушли значимые разночтения и противоречия. Навязываемый терранцами во время рассвета культ Всесоздателя так и не смог искоренить народные поверья, которые передавались в виде сказок и былин из уст в уста.  После падения власти центра над иссанами языческая культура переживает второй рассвет. Северный Пантеон приобрел более упорядоченную  структуру, а божества «очеловечились». Приход к власти правителя, сыскавшего поддержку крайнего севера,  стал завершающим этапом в формировании «общепринятого» современного видения мира, которое характеризуется ужесточением духов и мифических существ.
       Иссаане считают, что изначально мир существовал в виде четырех диких и необузданных стихий: земли, воды, воздуха и огня. Эти стихии взаимно пожирали и уничтожали друг друга.  Так было до тех пор, пока в боях и сражениях эти стихии не породили четырех промежуточных духов-элементалей: дерево (земля и вода), лед (вода и воздух), металл (земля и огонь), молния (огонь и воздух). Полуэлементы: дерево, лед, металл и молния в отличие от породивших их стихий были разумны. Они покорили своих создателей, научились ими управлять и дали начало всему сущему. Они и стали первыми и главными божествами всего сущего.
Деревянный Царь – элементаль дерева. Изображается в виде статного дородного мужчины с бородой. Он управляет деревьями, травой и всей растительностью на земле. От него во многом зависит плодородность земли и хорошие урожаи. Это божество покровительствует правителям, крестьянам и ремесленникам.  Время года: лето.
Ледяная Дева - элементаль льда. В народе ее представляют как деву с бледной кожей и прозрачными как лед глазами. Холод, снег, мороз и зима – ее царство. Она покровительствует семейному очагу и жестоко карает неверных жен и мужей, ненавидит лицемерие и обман.  Вступить во внебрачную связь или в связь до брака – рассердить ее. В народе слывет больше суровой, нежели милосердной. Считается женой Деревянного короля.
Металлический Охотник - элементаль металла. Поджарый мужчина лет тридцати. Носит охотничий наряд. Его всегда сопровождает гончая. Управляет металлом. Покровительствует кузнецам, воинам и охотникам.
Ведьма Электра (ранее называлась Знахарка Электра) – элементаль электричества. Изображается в народе как очень красивая девушка с длинными прямыми волосами и ярко-синими глазами. Самая молодая из элементалей. Имеет буйный нрав. Покровительствует певцам, танцорам, людям искусства и науки в целом.
       Сотворенный полуэлементалями мир был прекрасен, там было все: леса, поля, реки, озера, звери и птицы; не было только тех, кто мог бы разделить с элементалями всю красоту, но божества не сильно печалились об этом. На берегу реки Исс они заключили два союза: Деревянный Царь взял в жены Ледяную Деву, Металлический Охотник  - Знахарку Электру. Их дети были первыми северянами. И пока мир радовался процветанию, первородные элементали не дремали. Трое из них: воздух, земля и вода породили еще одно божество – Валаа́ра (так как огонь не участвовал в сотворении этого божества, его и только его боится Валаар). Рожденный из мрака и тьмы, в Мире Теней, куда были вытеснены породившие его существа, он должен был погибнуть, но вместо этого возвысился и стал владыкой черных угодий. И когда одна из северянок полюбила чужого мужа и стала взывать к прародителям, чтобы они смилостивились, к ней явился Валаар. Он соблазнил потерянную девушку и обратил в первую ведьму – ведьму Всеясоздания (по другой легенде Знахарка Электра влюбилась в Деревянного Царя и решила прибегнуть к помощи Валаара, чтобы увести чужого супруга, но вместо этого была соблазнена сыном трех стихий). Валаар и ведьма породили множество монстров и нежити, и когда их войско было готово, то на поверхности земли началась великая война. Она длилась  триста тридцать три года три месяца и три дня и была близка к тому, чтобы уничтожить все сущее. Тогда между богами-полуэлементалями и первородными элементалями с Валааром во главе было заключено перемирие. Отныне сутки делились на день и ночь. День принадлежал добру, свету и порядку, ночь – Валаару и его нежити. Мир мертвых так же поделили на две части: светлую (Вишневый Сад) и темную (Владычество Теней).
Четверка богов-прародителей и Валаар являются далеко не единственными богами севера. В народе бытуют придания о духах рек, озер, тех, которые селятся в домах или банях, которые способствуют хорошему урожаю или, наоборот, портят его, всего и не перечесть. Язычники на то и являются язычниками.

СИСТЕМА ЖРЕЧЕСТВА

Как таковой развитой теологической школы и системы папства на севере нет. На локальных уровнях (в деревнях, городах) есть разрозненные храмы божествам. В них служат жрецы. Они проводят свои культы, следят за тем, чтобы божества не разгневались, и по сути ни от кого не зависят, так как областных духовных центров, которым подчинялись бы другие центры, нет. То есть религиозная социальная лестница севера представляет собой не пирамиду, где на вершине патриаршество, а разрозненную грибницу. Для того, чтобы стать жрецом нужно родиться в семье жрецов (обычно верования не запрещают им заводить семьи, хотя в отдельных местах это может и воспрещаться). Северянин со стороны так же может стать жрецом, если с ранних лет будет расти при храме и получит все необходимые знания. Это делается на добровольных началах, так как храмовые школы редкость. В основном, культы и верования передаются через сказки, традиции, обычаи, праздники.
В настоящее время инквизиция к следованию языческой вере  не призывает и не является священным органом власти, она не утверждает шаманов, но в праве обвинить любого в тайном следовании культу дарра и после недолго разбирательства отправить виновного на костер. А вот за поклонение Валаару ведьм, к которым отношение после переселения северян на новые земли изменилось, судить не будут, естественно, если они не будут пропагандировать этот культ и нести его в массы.

0

8

ПАНТЕОН ФАЗМОВ

«Одна из самых популярных легенд фазмов гласит, что когда-то мир был неустойчивым и опустошённым. Повсюду царили холод с его ледяными мёртвыми пустынями и выжженные земли с вулканами. Мир раздирала борьба между двумя элементами – леденящая тьма холода и свет солнечного пламени. И тогда в этом мире появились два хранителя – два разных воплощения одного и того же. Они были призваны направить свет и тьму в нужное русло, распоряжаясь пламенем и льдом.  Эти духи существуют вечно. Они умирают и перерождаются  ещё в ком-то тысячи раз, но всегда помнят, для чего они появились на свет. Если нарушить цикл добра и зла, дух не сможет возродиться: нарушенная гармония и смерть одного из хранителей повлечёт за собою смерть другого, а вместе с этим падёт весь мир. Хранителей можно было определить по зеркалам души – глазам. У хранителя Солнца были голубые глаза, точно небо, а у хранителя Луны алые, точно кровь. Их первоначальным обликом считались два волка - белый голубоглазый и черный красноглазый».

       По заверениям учёных-культурологов, пантеон фазмов насчитывал более тысячи божеств, имевших человеческие туловища и звериные (птичьи и рыбьи) головы. Огромное значение здесь имели локальные божества, связанные с определённой местностью и почитаемые в конкретном, отдельно взятом регионе. Считалось, что они привязаны к этому месту, поэтому фазм, переселяясь в другой город, начал почитать уже других божеств. Но это не вызывало религиозного сепаратизма, и фазмы с почтением относились к таким божествам, даже если они были не «местными».
       К сожалению, сведений о пантеоне практически не осталось. Единственные божества, которых смогли изучить учёные, это упомянутые в одном из столичных храмов Рейрай, Рейха, Ферай и Кахорр (при этом, неизвестно, правильно ли были прочтены их имена, так как письменность фазмов до сих пор во многом доставляет трудности тем, кто хочет разобраться в ней, а всё потому, что один символ вымершего языка может быть прочтён как минимум десятью разными способами).

[float=right]http://i65.fastpic.ru/big/2014/1107/38/6d49e4312f59b444fa50a8cd5dde4238.png[/float]
       Одним из главных божеств было Рейра́й с головой львицы.  Она считалась матерью природы, творцом всего сущего. Именно ей приписывалось создание чудесного и плодородного мира для фазмов. То, что у других рас были менее богатые земли, объяснялось тем, что богиня гневалась на «неразумных, которые не заботились о  природе так, как это делал избранный ею народ». Фазмы искренне верили, что это божество хранит и оберегает их страну, дарует ей процветание и зарождает в самих фазмах новую жизнь. Несмотря на всю любовь, Рейрай так же могла разгневаться, и тогда её карающей дланью выступала Ре́йха – божество с головой черной пантеры, которая перед фазмами зачастую появлялась в чисто зверином обличье. Она насылала на провинившихся неудачи и катаклизмы. Спутниками Рейхи были белые кошки с повязанными на них красными ленточками.  Изначально считалось, что она очень любила кошек, именно белых и, когда ей их дарили, то она на некоторое время откладывала свою немилость. На кошек она повязывала ленточки, чтобы все видели, кому они принадлежат. В дальнейшем культ дарования божеству этих животных (ни одна кошка не была при этом убита, их содержали в храмах) забылся, а вот связь с ними Рейхи в памяти народа сохранилась, и фазмы стали считать, что ее кошки – это вестник беды. Если кто-то из них перебежит дорогу – быть не удаче.  Этим кошкам поклонялись, а их самым большим представителям скармливали неугодных рабов.
       Еще одним значимым  божеством было божество с головою гепарда – Фера́й.  Его изображали меньше и худее в плане телосложения по отношению с другими богами. Ферай известен тем, что, по верованиям фазмов, любил напрямую влиять на разумы смертных существ. Она насылал  безумие. Это божество не олицетворяло ни добро, ни зло, ни правду, ни ложь, ни реальное, ни воображаемое. Фазмы полагали, что, когда говорят безумцы, они обращаются к этому божеству, и Ферай отвечает им.  Несмотря на насылаемые безумства, это божество покровительствовало певцам и поэтам, циркачам – тем, кто не боялся масс и был готов демонстрировать свой талант. Гепардоголового порой сопровождали стайки мелких, цветастых птичек, чье пение он так любил.
       Некоторым особняком от остальных божеств держалось божество с головой чёрного волка с золотыми глазами. Кахо́рр не участвовал в жизни смертных, он лишь присматривал за остальными божествами, чтобы они не ссорились между собой. Помимо всего прочего он также являлся хранителем запретных знаний. Порой он похищал у фазмов некоторые незначительные знания. Делал он это исключительно ради азарта. Данное божество так же связывалось с луной. Считалось, что ночами Кахорр бегает за луной. Порой луне удавалось от него сбежать, и тогда бывали полнолуния, а порой он все же нагонял и съедал ее – в новолуния.
       Так как фазмы берегли природу, то жертвоприношения у них были не популярны. Обычно божествам в храмы приносили красивые букеты, фрукты, ягоды.  Для Рейхи, однако, в более поздние годы стали два раза в год устраивать жертвоприношения в виде представителей других рас; широкого размаха, однако, подобная практика не имела.

0

9

ДАРРА

Верования сульгвенов знаменательны тем, что признают все другие вероисповедания. То есть, они не сомневаются в существовании всех центральных фигур религий остальных народов. Сульгвены считают, что Всесоздатель (имперцы) и Валеа (валеаллы) это одно и то же, что духи, в которых верят валеаллы, так же, как и люди, незримо населяют мир, что имеют место быть Аханеит и Тиенах (амаи), и божества северян и фазмов, просто в согласии с мнение демонопоклонников они принимают минимальное участие в жизни смертных существ, в то время как дарра можно и услышать, и увидеть, к тому же, они предпринимают какие-то реальные действия. Поэтому, когда дело доходит до поклонения, сульгвены обращаются к дарра, которые вполне ощутимо могут пойти им навстречу. Из-за таковой позиции Сульгвенский Анклав – религиозно лояльная страна. Зацепка лишь в том, что они требуют от своих жителей признания существования дарра (можно им не поклоняться, но ставить их существование и власть под сомнение – нет). Тем более, поклонничество и магия сульгвенов идут рука об руку – без одного не будет другого, ибо свои магические способности демонопоклонники черпают из своих «божеств». Не вступив в контакт с ними, сульгвены попросту не смогут использовать свою магию. По этой причине почти все тёмные маги, поступившие в учебные заведения Сульгвенского Анклава, рано или поздно приходят к поклонению дарра, которые с момента своего возникновения остались неизменными:

ДАРРА
Сульг - дарра бесчисленных распутий и великих свершений.

О ранних годах жизни бесспорного лидера Лиги Неуязвимых известно очень мало, посему крайне сложно проследить его происхождение. Современники описывают его как «мужчину высокого роста с чёрными мягкими кудрями, прикрывающими уши, сильной бледностью кожи и пугающими глазами разных цветов – голубого и зелёного, больше похожими на искусственное стеклянное творение, взглядом которых он мог заставить замолчать даже самых сильных мира сего». Из подобного описания вытекает, что, вероятнее всего, Сульг являлся полукровкой – терранцем с примесью крови амаи. Особо примечателен один факт из его биографии, рассказывающий о том, как его матери предрекали горе, если она сохранит ребёнка (родив которого она вскоре погибла сама). Шаманка убеждала её в том, что, оставив дитя, она обречёт себя на смерть, а сам ребёнок, если и появится на свет, то будет так слаб, что не проживёт дольше нескольких зим, и что по сути своей это будет невиданное чудище. Сульг, будучи ещё человеком, любил говорить, что он сам решал свою судьбу, начиная с самого того момента, когда родился, ибо этого по заверениям многих не должно было случиться. В принципе, предречение шаманки было отчасти правдивым – огромное количество людей считало Сульга чудищем за всё, что он сделал в течение своей жизни. Так или иначе, мать будущего мага приняла решение спасти своего ребёнка, даже если это означало её собственную смерть. Впоследствии, когда кто-то затрагивал тему его матери, он отвечал, что никакого мистицизма в этом не было, и что «[моя] мать была человеком очень слабого тела, но грандиозного величия духа». Уже во взрослой жизни он стал личностью непримиримой, беспощадной, и единственное, что ввергало его во вдумчивость, были матери. В летописях сохранилась история о том, как Сульг переступил через свои принципы (а он всегда считал, что человек должен всего добиваться сам; оказание и принятие помощи воспринималось им как слабость), когда увидел плачущую старицу, отправляющую своего сына на войну – маг, не афишируя своего поступка, даже примкнул на время к отряду, в числе которого бился этот юноша, и позаботился о том, чтобы с ним ничего не случилось. На этом проявления доброты характера Сульга и заканчиваются. Главной чертой мага всегда была убеждённость, что ты можешь и должен взять больше, чем тебе преподносит жизнь. Он отрицал судьбу и предназначение и с детства любил идти наперекор людям – они твердили одно, а он в доказательство своей состоятельности делал другое. Сульг отличался от других своей хлёсткой, властной энергетикой и непоколебимой целенаправленностью. Так, к примеру, во время войны с Великой Восточной Доминией один из городов фазмов предложил мирное соглашение – они отпускают всех рабов, отдают им всё своё имущество, а сами уходят в горы, где их не будут преследовать силы Альянса Свободного Мира. Сульг, никогда не повторявший ничего дважды, ответил следующим образом: «[…] у вас есть две опции: либо мы приходим и убиваем вас, либо вы убиваете себя сами». Это был самый сильный боевой маг своего времени, непреклонный прирождённый лидер и человек, в чьих руках фактически концентрировалась вся магическая мощь Терранской империи и затаившихся в её тени земель. Доныне ведётся немало диспутов по поводу его личности, но даже сульгвенские жрецы не в состоянии полноценно поведать о том, кем он был и каким видел мир, взявшись за его покорение. Но последнее является спорным вопросом. Многие из тех, кто был подле Сульга, говорили о том, что маг на самом деле был направлен больше вглубь себя, чем на окружающее его пространство. Свои достижения он расценивал как нечто сопутствующее его истинным целям. Когда хронисты спросили, каким он желает видеть себя в их летописях, маг ответил: «Ильрахель [военачальник Альянса Свободного Мира и зачинщик восстания против Великой Восточной Доминии] был тем, кем он был, и ему ничего не приходилось говорить – мир создал его героем и говорил вместо него».
       Исходя из своей человеческой жизни, Сульг как дарра учит своих последователей тому, что они совершенно свободны в выборе. Не играет роли ни возраст, ни половая принадлежность, ни изначальные возможности и обстоятельства – всё зависит исключительно от желания и готовности этого достичь. Его не волнует, кто перед ним – бедняк, учёный, закончивший высшее учебное заведение, или полный неудачник. Этот дарра покровительствует тем, у кого есть воля и стержень, кто не прогнётся перед лицом трудностей, и кто не станет искать себе оправданий. Из-за такого мировоззрения сульгвены считают, что за всё, что с ним происходит, человек в ответе сам, именно поэтому, следуя заветам Сульга, нужно действовать, а не обвинять кого-то в своих неудачах.
       После того, как древняя магия лишила Сульга тела, он слился своей сущностью с устрашающим драконом. Его атрибутика: платина, обсидиан и акация.

Асна́тадарра потакания своим телесным желаниям.

До сих пор принято считать, что эта иссаанка «самая красивая женщина мира». К сожалению, до наших дней не дошло подробных описаний её внешности, но все её современники в один голос твердили о том, что «красотой [Аснаты] можно было останавливать сердца, и любой встречный [человек] навсегда запечатлевал её образ в своей памяти, не веря тому, что на свете может быть нечто столь прелестное и желанное». Так же один из хронистов времён войны с Великой Восточной Доминией, описывая одно из сражений, упоминает магессу, почему-то уделяя особое внимание её волосам, которые были «как пульсирующий огонь в жилах догорающего уголька». Кроме этого сохранилось всего несколько свидетельств о том, какую жизнь она вела до того, как стала частью Лиги Неуязвимых. Асната, судя по всему, родилась в небедной семье и достаточно рано обнаружила в себе магический дар. О том, где и как она ему обучалась, не рассказывается, зато известно, что, совладав со своими способностями, она решила считать их своим дополнением, а не смыслом жизни. Вместо того чтобы развиваться дальше, Асната стала жить себе в удовольствие. Со слов самой магессы, она предпочитала «пить и есть, а так же пускаться в пляс, когда ноги сами не стоят на месте, и всецело отдаваться всем тем, в ком есть искра необыкновенности». В годы своей развязной юности Асната являлась (и не скрывала этого) женщиной лёгкого поведения. Её не раз высекали плетьми за подобного рода деятельность, но даже из этого магесса выносила для себя какое-то удовольствие. Она никогда не брала за свои услуги денег, и могла лечь с кем, где и когда угодно, при условии, что человек сумел заинтриговать её чем-то (а вкусы у Аснаты были самыми разнообразными – её могла привести в восторг даже комичная картавость). Даже будучи магессой Лиги Неуязвимых, её знали в обществе как любящую поразвлечься личность без особых моральных принципов. Люди, не видавшие её в лицо, взмахивали руками и твердили, что Асната не знает совести, а те, кому она встречалась, в спешке пытались найти в себе хоть какую-нибудь изюминку, чтобы провести с красавицей как можно больше времени.
       Уже как дарра Асната учит своих последователей не стесняться желаний, исходящих изнутри. Это не касается амбиций и мечтаний, а чисто физических стремлений. Хочешь – ешь, хочешь – спи с кем попало, хочешь – прыгай со скалы. Те, кто почитают её,  проповедуют полнейшую отдачу телесным капризам, и не важно, насколько аморальными, грязными или неприятными со стороны они могут показаться. К слову, по этой причине жрецы Аснаты предпочитают носить полупрозрачные и прозрачные наряды, а её особые почитатели имеют право максимально оголяться в плане одежды. По празднествам жрецы также устраивают роскошные пиршества, включающие в себя оргии (в гулянке участвовать может любой желающий, а вот в оргиях только сульгвены, избранные там же на месте жрецами в случайном порядке).
       Потеряв своё тело, Асната слилась с тварью под названием амфисбена. Её атрибутика: золото, рубин и роза.

Киджуи́на - дарра упорства и непреклонных намерений.

Из-за светлого цвета кожи магессе свойственно приписывать терранские корни, но на самом деле она была выходцем из крайнего севера и являлась чистокровной северянкой, обладательницей «красивых длинных волос цвета вороного крыла, касающихся поясницы, и изящных пальцев, которые больше подошли бы для перебирания струн лиры, чем удержанию в них секиры – её излюбленного оружия». Воспоминая о своём глубоком юношестве и родном доме, Киджуина говорила, что «капельки пара изо рта опадали на мёрзлую землю и разбивались льдинками, и кровь стыла прямиком в жилах чужаков, неосмотрительно заплутавших меж заснеженной хвои». Магесса всегда описывалась посторонними людьми, как личность очень собранная, предпочитающая всякому слову действия – всегда решительные и требовательные. Она никогда не заискивала и никого ни о чём не просила, была не особо разговорчива, но была склонна подолгу размышлять о вещах, ведомых лишь ей самой. По данным историков-летописцев, Киджуина сызмальства вела борьбу со всем миром. Сначала это были природные условия тех мест, где она проживала наедине со своей немногочисленной семьей, затем окружение других людей, когда настал час покинуть одинокий, дикий север, дабы научиться совладать с проявившимися в ней магическими способностями. Нередко отмечается и неспособность магессы жить в социуме: «[...] казалось, будто бы само дыхание посторонних глубоко тревожило её и нарушало её душевный покой, от чего она неизменно сбегала в укромную тишь». Кроме всего прочего, магесса не позволяла чему-либо останавливать себя; если что-то мешало достижению её цели, она прикрывала глаза на то, что остальные называли человечностью, и была готова пожертвовать чем угодно, коли ей не предоставлялось иного выбора. Так, к примеру, отлично сознавая, какую угрозу для мира представляют фазмы, она была одним из тех членов Лиги Неуязвимых, что высказали своё однозначное согласие в вопросе полного уничтожения этого народа. Киджуина собственноручно расправлялась с мирным населением фазмов, не щадя ни старцев, ни детей. Даже народы Альянса Свободного Мира в те времена говорили, что «холод настолько сильно пропитал [её] сердце, что в [её] жилах теперь течёт не кровь, а жидкий лёд».
       Как дарра Киджуина требует от своих почитателей, чтобы те не позволяли чему-либо вставать у них на пути, даже если это означает уничтожение и причинение бед другим. Если цель можно достигнуть, то вынужденные меры можно оправдать. Её избранники тут же скажут, что цель оправдывает средства. Они не знают ни душевных терзаний, ни угрызений совести, ни сомнений. Если человек чего-то истинно желает, то по наставлениям Киджуины всё остальное теряет своё значение, ибо в первую очередь препятствия каждый создаёт для себя сам, и нет никаких ограничений, кроме как собственных внутренних. Эта дарра ценит целеустремлённых почитателей, которые способны идти по головам других людей.
       Существом, чью физическую оболочку пропитала сущность этой магессы, был кхабелеск. Её атрибутика: сталь, алмаз и эдельвейс.

Вра́улоотдарра полноценного мироощущения и осознания себя в нём.

Этот маг всю жизнь позиционировал себя чистокровным терранцем, и мог за такого сойти как душевно, так и физически, если бы не выраженная худощавость и слишком высокий рост для представителей этой расы, что он сам, впрочем, с мягким смехом объяснял маджусами, которые «похоже, сращивая [мой] позвоночник, добавили к нему несколько чужих позвонков». Дело в том, что Враулооту выпало пережить очень тяжкие события в самом расцвете его жизни. Будущий маг проживал вместе со своей семьёй неподалёку от границ Великой Восточной Доминии, и семья эта была многочисленной - он сам нередко отшучивался, что «если бы в те времена мне дали кусок буханки хлеба за каждого [родственника], я бы в ширину был больше, чем в длину». Для фазмов-работорговцев они стали бы лёгкой добычей, если не оказали бы сопротивление. К сожалению, силы природы, обрушенные на них, превратили дом и его окрестности чуть ли не в лавку мясника; памятуя о тех событиях, Враулоот всю жизнь  очень не любил и даже слегка побаивался вида крови. Сам терранец спасся только благодаря своему прирождённому дару – он был маджусом живой материи. Перебитый позвоночник спаяла обратно подоспевшая помощь, но никого, кроме осиротевшего мальчишки спасти не смогли. Враулоот скорбел долго – целыми столетиями, но не позволил этому чувству отравить себе душу. Взятый на обучение, маг в совершенстве овладел своими способностями и достаточно внушительную часть своей жизни посвятил другим людям. Ближе к зрелым годам Враулоот открыл в себе эстета со своеобразным чувством прекрасного. Он был убеждён, что людское понимание красоты сильно ограничено. Другие маги Лиги Неуязвимых вскользь упоминали о том, что в их крепости есть отдельное крыло, где Враулоот «сплёл очарование и уродство, создав свой собственный мир, доступный только его личному пониманию». Терранец славился тем, что собирал вокруг себя вещи, так или иначе затронувшие его: картины и разорванные знамёна с поля сражения, волшебной красоты птиц и облезлых крыс. Он поистине считал, что красота это синоним притягательности, а то, что цепляет взгляд и будоражит разум, достойно называться красивым. Посему он был очень лоялен ко всему, что окружало его – как к вещам, так к людям, так и к их поступкам. Современники описывали его не только мыслителем и искателем потаённого смысла бытия, но и приятным в общении мужчиной. Судя по их отзывам, он никогда не демонстрировал буйности натуры, являя собой нечто очень размеренное и уверенное в себе. Но помимо всего этого Враулоот слыл знатным сквернословом. Свою язвительность он произносил со свойственным лишь ему спокойствием, и редко когда мог осадить себя, даже когда это было нужно для общего дела. К примеру, однажды Ваурлоот стал причиной кровопролитной битвы, когда на переговорах назвал командующего фазмов «лягушачьей жопой» и подкрепил эти слова некоторыми неблагозвучными предложениями.
       Этот дарра учит своих последователей находить во всём прекрасное. Даже если жизнь кажется человеку чередой неудач, а условия взаправду являются ничем иным как самой настоящей помойкой, где самым лучшим событием станет находка в виде не догнившего куска мяса – он должен ценить это, так как по наставлению Враулоота практически всё несёт в себе красоту, и что важнее всего – смысл, иначе это вовсе не могло бы существовать. К прекрасному можно придти лишь через уродство, которое тоже может приковать к себе внимание. Будучи унесённым течением, гораздо лучше слиться с рекой, даже если ради этого придётся умереть и стать чем-то другим, чем попросту бесцельно трепыхаться – так считают почитателя Враулоота. Выносить пользу из любой ситуации так же является частью его учения.
       Лишившись своей физической человеческой формы, этот дарра смог занять тело скриба. Его атрибутика: латунь, лабрадорит и саррацения.

Уэльмадэ́ядарра преодоления препятствий и принятия невзгод.

В своё время она была самым популярным членом Лиги Неуязвимых: люди пытались встретиться с ней, разузнать о её прошлом, литераторы пытались написать и издать её биографию, а поэты-песенники, предоставляя свои надуманные вариации, распевали песни и рифмоплётствовали в её честь. Всё это было заслуженным, так как само появление на свет Уэльмадэи долгое время оставалось тайной даже для неё самой, раскрыв которую она испытала сожаление о своём любопытстве. Единственное, что досконально известно о самых первых годах её жизни, истекает из её же слов. Полукровка-фазм (хотя, быть может, она была вовсе не результатом смешения кровей, а примером возможной деформации внутриутробного плода) была оставлена неведомыми близ северных гор, на стыке земель Великой Восточной Доминии, иссаан и терранцев. Тот, кто оставил её, несомненно желал снять с себя тяготы ответственности и предоставил всё судьбе, так как миловидное дитя нашли на распутье дорог, а не где-то в лесу, где оно было бы подвержено большей опасности. Там Уэльмадэю подобрал странствующий учёный, изучающий красоты мира и составляющий их описание, что впоследствии и определило самосознание магессы – она всегда ощущала себя терранкой и была до мозга кости предана этому народу, а после и всей Терранской империи. Даже сейчас её принято ставить в пример чужестранцам, решившим стать имперцами. Уэльмадэя сохраняла в себе это чувство даже в тех моментах, когда окружающие были с нею жестоки из-за увечий магессы. С рождения её правая рука, напоминающая неудачное слияние человеческой конечности и лапы, была существенно выгнута, от чего складывалось впечатление, будто она сломана, а правая нога – деформирована в бедре, по причине которой магессе приходилось всю жизнь ковылять. Кроме этого в ней не было ничего от внешности фазмов; современники описывают её как «вечную девчушку, обладающую безобидностью ребёнка и его очарованием». Многие называли её лучезарной из-за волос цвета пшена и очень ясных голубых глаз с серебристой крапинкой. Свои прирождённые дефекты Уэльмадэя не держала в строжайшей тайне, но и напоказ не выставляла, появляясь на публике в одеяниях с пышными подолами и широкими рукавами, тянущимися за нею по полу. Сам Сульг однажды сказал о ней так: «[…]может показаться, что [эта] девочка просто калека и образец несовместимости их [фазмов] природы с нашей, но её способность нести своё бремя с величественностью царицы восхищает любого, кто когда-либо встречался с нею; можете быть уверены – она не разыгрывает спекталь, заставляя себя притворяться удовлетворённой собою. Она взаправду чувствует это. И многие предпочли бы именно её в убыток какой-нибудь безупречной красавице». Помимо самодостаточности, современники так же отмечают, что Уэльмадэя умела быть как приятнейшей собеседницей, слегка инфантильной и открытой миру, так и устрашающим врагом, способным проявить непоколебимость характера.
       От своих последователей эта дарра требует полного игнорирования каких-то телесных изъянов. По её мнению, даже самый немощный человек способен на ошеломительные поступки. Избранники Уэльмадэи никогда не прячут своих недостатков, скорее даже вознося их как своё почётное знамя. При жизни дарра больше всего не терпела физически здоровых людей, которые жаловались на свою несостоятельность, и всегда утверждала, что, даже не имея ничего, кроме туловища и головы, можно достичь величия. Благодаря учениям Уэльмадэи, её последователи никогда не заживляют своих ран (как и не исправляла их она сама, хотя у неё были на то все возможности) и других дефектов, а так же не обращают отдельного внимания на тех, кто имеет их на себе. Поблажек увечным людям тоже делать не принято, ведь всё, что имеет значение, это сила духа.
       Существом, с которым слилась Уэльмадэя после потери своего собственного тела, стал левиафан. Её атрибутика: железо, сапфир и цветущий мирт.

Сабе́фдарра всенепременного воздаяния и потаённых внутренних сил.

Мага Лиги Неуязвимых, родившегося в семействе чистокровных амаи, любили называть плодом пустыни и яда скорпионов, прячущихся в золотистых, колышущихся волнах опаляющего песка. Составляя его описания, летописцы тех времён нередко отходили от сути, не ленясь из раза в раз пересчитать его физические превосходства. Сабеф был высок, так что «каждый находящийся подле него ненароком вытягивался», обладал гладкой смуглой кожей, не покрытой ни единым узором вопреки тому, что принято у южан, тёмной копной прямых волос и глазами «словно светящийся изнутри янтарь». Притягательную внешность так же подкрепляла и манера поведения – Сабеф был искусным оратором, и его ровный голос мог привести своими сладкими речами в замешательство даже человека, всецело убеждённого в своей правоте. Впрочем, его внешнее благополучие ни в чём не сходилось с жизнеописанием. Судя по историческим сводкам, сверенными с признаниями самого Сабефа, его судьба началась с предательства – отец мага, имевший пятерых жён, решил избавиться от одной из них, чтобы освободить место для приглянувшейся ему девицы. Этот поступок укоренил во взглядах Сабефа мнение, что «всякая страстная любовь неминуемо ведёт к разрушению того из двух, кто любил искренне». Отец обвинил его мать в том, что их совместные дети – трое мальчишек и девочка, среди которых старшим был Сабеф – рождены не от него. Якобы уличённая в измене женщина «насладилась» всеми последствиями проступка и чудом избежала смерти, подавшись на земли терранцев вместе с детьми, где их приютил один из местных. Но жизнь мёдом не стала – даже наоборот. Новый избранник матери оказался человеком тираническим, не терпящим пререканий. Сабеф и его братья с сестрой жили в условиях животного страха и тотального безволия. Спустя годы, уйдя из того дома, будущий маг Лиги Неуязвимых по стечению обстоятельств четырежды оказывался в руках работорговцев Великой Восточной Доминии. Однажды он даже был приобретён состоятельными фазмами, но пребывания в неволе не стерпел. Развив в себе магические способности с нуля до грандиозного мастерства совершенно самостоятельно, Сабеф взял судьбу в свои руки. Погибли впоследствии и его хозяева, власть которых над собою он отрицал каждое мгновение своего существования, и содержатель матери, и в итоге – семья родного отца. Маг считал это своим самым высочайшим достижением и говорил, что «не отомстив за себя, я бы попросту не смог жить». Задолго после этих событий он, будучи дичайшее востребованным среди противоположного пола, завёл себе несколько десятков невест – их, невзирая на законы, было около семидесяти, и все они знали о существовании друг друга – но чьим-то мужем так и не стал, так как всегда любил только одного человека – себя самого. В наше время девушек, слишком долго ожидающих своего бракосочетания, называют «сабефовыми невестами». Уэльмадэя – магесса, с которой у Сабефа сложились самые близкие отношения, как-то раз сказала, что «из-за постигнувшего его разочарования он принуждает себя к добровольному одиночеству». Так это или нет, никому разобраться не удалось – Сабеф определённо был не из тех, кто делится сокровенным. Он предпочитал поддерживать образ манипулятора и хозяина жизни, для которого всё – занятная игра, чьи правила ему известны до мелочей.
       К Сабефу обращаются те, кто по той или иной причине не могут достигнуть желаемого, и чаще всего это происходит из-за препятствия в виде других людей. Он охотно помогает тем, кто жаждет мести, несмотря на то, справедлива ли она. К этому дарра можно взывать с просьбами навлечь беду на другого человека и дать сил для того, чтобы поквитаться с ненавистными личностями.  По сути своей, верования сульгвенов утверждают, что человек сам в ответе за всё, что с ним случилось, посему, если кто-то пострадал, это его вина – он оказался слишком слаб. Сабеф именно тот дарра, что дарует слабакам, жаждущим обрести силу, необходимые возможности. Единственное, что его интересует, это искреннее желание. Этот дарра считает, что каждый злой поступок должен быть отплачен даже худшей монетой, и его последователи придерживаются того же мнения.
       Потеряв свою физическую оболочку, Сабеф слился с тварью под названием асвейг. Его атрибутика: бронза,  янтарь и стрелиция.

Мхаэна́льдарра сокрытых умыслов и бесчестных коварств.

Об этом маге хронисты в основе своей говорили чаще образами, чем конкретными данными. Так, к примеру, о его происхождении говорится, что Мхаэналя «породила снежная вьюга и песчаная буря, а вскормили недра земли», что подразумевает расовую принадлежность его родителей и избранное место жительства; мать мага была южанкой, а отец – северянином, бороздящим моря. Детство Мхаэналя прошло в заброшенном терранском карафе, но каком именно, равно как и что побудило его родителей вести отшельнический образ жизни, ничего не говорится. Точных описаний его внешности тоже не сохранилось, кроме особо выделяющихся деталей – волос «цвета кислых восточных фруктов, которые он сбривал на висках, а остальное сплетал в длинную косу на южный манер» и «разнообразных узоров, покрывающих мага вплоть до подбородка». С последним как раз таки связано немало судачеств. Некоторые считали, что таким образом он отдавал дань своим корням по матери, и они не несли в себе никакого скрытого смысла. Другие, восторженные способностями Мхаэналя, пытались убедить остальных, что узоры на самом деле были зашифрованными письменами, которые закрепляли в его теле магию, которую он отнимал у поверженных им вражеских магов. В пользу данной версии выступало то, что периодически татуировок на теле Мхаэналя становилось больше, чем прежде. Маг предпочитал не предоставлять их любопытным взглядам окружающих и посему плотно укутывался в одежду, за исключением сражений – это были единственные моменты, когда он оголялся. Хронисты утверждают, что, невзирая на кажущийся беспечным и лёгким нрав, Мхаэналь был магом, для которого «любой разум был открытой книгой, в которую он мог вписать всё, чего только ему хотелось». К тому же, он был единственным членом Лиги Неуязвимых, который использовал свои магические способности в обыденности – даже тогда, когда в них не было необходимости. Весёлый шутник, любящий громкие компании и гулянки с широким размахом, Мхаэналь говорил о себе, что «тишина заставляет меня чувствовать себя глухим, а спокойствие – мёртвым». Этим качествам сопутствовало необъёмное самолюбие, с которым «не могло сравниться даже царское». Побеждая своих врагов, маг неизменно заставлял их унижаться, признавать свою слабость и просить о помиловании, хотя никогда не предоставлял его, и все об этом знали. После преобразования Альянса Свободного Мира в Терранскую империю Мхаэналь стал первым в стране человеком, которого боялась вся аристократия, ибо он с превеликим удовольствием принимал участие в их играх, сам нередко становился нераскрытым зачинщиком интрижек и не брезговал никакими методами, когда речь заходила о необходимости одержать победу. Единственное, чего он на самом деле не умел, так это проигрывать. Из-за сложившегося образа, подпитываемого поведением мага, он был прозван «самой ядовитой змеёй мира, принявшей обличье человека». Многие удивлялись тому, как маг «глотает слюну и при этом не травится». Бытовало так же мнение, что его невозможно отравить.
       На свете есть много способов достичь желаемого, и идти напролом – лишь один из них. Учение этого дарра гласит, что любую задумку гораздо проще и интереснее осуществлять исподтишка. Последователи Мхаэналя, как правило, славятся своей хитростью, изобретательностью и навыками в ведении боя на отдалении. Их девиз – «из безысходности ведёт тысяча дверей». Они хорошо разбираются в ядах и способах устранения препятствий без непосредственного контакта  с ними. Загребать жар чужими руками – вот в чём без спору хороши избранники этого дарра. Зачастую они ведут двойную игру, плетут паутину коварства, а их совершенству в искусстве лжи нет предела. Поклоняются Мхаэналю так же воры – он дарует им способность вершить свои тёмные делишки и не провалиться. Именно от него зависит, насколько тихими будут шаги и насколько легко получится орудовать отмычками. Избранники Мхаэналя не прощают друг другу всего одну вещь – уличение в чём-либо. Важно не то, что ты совершил злодеяние, а то, что был пойман.
       После того, как тело Мхаэналя было уничтожено, он влил своё сознание в ингилейва. Его атрибутика: медь, малахит и строфантус.

Кхелети́рдарра жажды познаний и разрозненности внутренней натуры.

Полным именем этого мага – чистокровного валеалла по происхождению – было Кхе́лле Тие́рра, означающее «бездонная пропасть».  Всё своё юношество он провёл в одной из колоний валеаллов на северо-восточном берегу Великого континента, предположительно Улоте, ибо о своём доме он рассказывал как о месте очень холодном, а эта колония располагалась севернее остальных и часто бывала заснеженной. С самого детства Кхелетир демонстрировал неуёмную страсть к знаниям. Поговаривали, что он научился ходить лишь для того, чтобы дойти до книжной полки и взять оттуда приглянувшееся чтиво, но откуда взялся этот слух и правдив ли он вообще осталось неясным. Ещё в юношестве маг поражал окружающих своей способностью к усвоению информации, её преображению и воплощению в реальность. Он твердил, что в своих снах способен беседовать с Мажэвой, Сабд и Илиш (валеаллскими божествами), которые зовут его на родину – Малый континент. Всецело посвятив себя науке, Кхелетир стал самым молодым учёным среди своих собратьев и, что неудивительно, самым талантливым, но – непризнанным. Идеи Кхелетира зачастую требовали  слишком больших жертв и потому были отринуты его соплеменниками, но упорства мага это не убавило. Сам он, годами спустя став членом Лиги Неуязвимых, говорил о том, что в те времена его руки по локоть пропитались чернилами – настолько усердными были его старания, которые, к слову, не увенчались успехом, так как ни одно из его изобретений не смогло доставить валеалла на Малый континент. Казалось бы, сам мир препятствует этому. Будучи изгоем среди своего народа, Кхелетир в очередной раз попытался переплыть море, но буйство природы едва не загубило его. Очнулся маг уже среди подобравших его культистов – истинных безумцев, которые вознамерились путём жестоких пыток изучить проявления его магии. В плену у них Кхелетир провёл четыре года шесть месяцев и два дня. В то время он и сумел расщепить своё сознание, навсегда потеряв целостность личности, но это не лишило его рассудка. Высвободился из плена культистов маг самостоятельно – развив свои способности до невообразимого уровня, он научился мгновенно перекидываться с одного сознания на другое и переступил черту возможного, обретя власть не только над «занятым» разумом, но и над его телом. Посему современники зачастую говорили о сражениях с участием Кхелетира, что «в его присутствии враги убивали себя сами». В целом, этот маг был самым неоднозначным членов Лиги Неуязвимых. По описаниям окружавших его людей, Кхелетир мог проявлять благожелательность и снисходительность, а при перемене обстоятельств – чудовищную бессердечность и паралич чисто человеческих черт характера. Примечательным было то, что при воспоминаниях о пленении у него заметно подрагивали руки и остекленевал взгляд, что маг тщательно скрывал. Так же упоминается и его внешность – Кхелетир «наверняка снискал бы любви со стороны любой девицы, не будь на нём такого количества шрамов, которые, впрочем, не преуменьшали его достоинств, а подпитывали их своеобразным шармом». Известно, что на своих увечьях маг внимания не акцентировал, даже на самых заметных – «двух неровных полосках, тянущихся от уголков губ к подбородку, словно дорожки некогда оторванной кожи». В остальном ничего примечательного не было, за исключением того, что в свободное время Кхелетир всё так же уделял себя постижению таинств и знаний, а не заботам о внешности, что делало его неопрятным на вид, но когда дело доходило до светских приёмов и ответственных собраний, упрекнуть его было не в чем.
       Для почитателей Кхелетира нет ничего зазорного в том, чтобы сочетать в себе практически взаимоисключающие черты характера. Чаще всего они хорошие приятели и незавидные враги. Самое главное, чем они руководствуются в жизни, это постижение знаний, усовершенствование своей сущности. Избранники этого дарра готовы продать душу кому угодно, лишь бы только прикоснуться к познаниям, которые, быть может, созданы не для их ума. Они и по сей день бесстрашно прочёсывают дикие земли востока, обследуя следы событий, предшествовавших Войне Тысяча Двух Дней и развернувшихся в ходе неё. По их мнению, самое худшее в человеке это ментальная леность, глупость, ограниченность ума и принятие каких-либо табу. Они не только готовы разворошить мрачные тайны любой ценой, но и имеют свои собственные – правда, бережно их хранят. Именно они в курсе таких вещей, что даже не снились обычному люду. И с каждым днём Кхелетир нашептывает им всё больше интригующих указаний.
       После гибели своей телесной оболочки, этот дарра вселился в существо под названием ормульв. Его атрибутика: метеоритный камень, лунный камень и ликорис.

Моро́сэдарра посмертных эманаций и отрицания неизбежности.

Жизнь магессы с самого её начала протекала в атмосфере того, чего сторонятся все люди – смерти. Её происхождение до сих пор остаётся невыясненным, а неспецифическая внешность не позволяет сделать выводов в пользу того или иного предположения. Моросэ была девушкой низкорослой и очень худой, наделённой природой жёсткими русыми волосами и огромными глазами. Из-за взгляда и поджатых губ она почти всегда выглядела как «коршун, в молчании воззирающий на свою добычу, так что ненароком начинаешь осознавать опасность своего положения, оказавшись пред её очами». О том, как жила магесса до вступления в Лигу Неуязвимых, также известно очень немногое. Росла Моросэ сиротой и обособленно, но неподалёку от мест мелких столкновений фазмов и терранцев. В те годы её единственными спутниками были сбившиеся в стаю обученные солдатами псы, пережившие сражения и убежавшие по окончанию боёв. Магесса делила с ними пищу, спала в их кругу и, что примечательнее всего, посещала вместе с ними места битв. Там она позволяла псам кормиться оставленными на поживу дичи трупами, а сама мародёрствовала, видя в этом скорее символический смысл, чем практический. Даже став состоятельной, Моросэ продолжала брать у погибших какие-то мелкие вещицы – пусть даже мелкий обрывок одежды,- и вплетала их в свои волосы. Вдобавок к этому ей было свойственно беседовать с мёртвыми, хотя наблюдающие за этим люди не могли припомнить ни раза, чтобы «те что-либо говорили миледи в ответ». Опытных солдат, бывало, бросало в дрожь, когда к ним после сражений наведывалась эта магесса и, присев над трупом, начинала гладить его по волосам, успокаивать и убеждать его в том, что «коловратности судьбы нет предела, как и нашему существованию – ни конца, ни края». Многие ещё в те времена подозревали Моросэ в занятиях некромантией, но вслух подобные обвинения произнесены не были. Почти все её соплеменники робели в присутствии магессы – их пугало не только её, мягко говоря, сердечное отношение к почившим, но и абсолютное бесстрашие. Все окружающие её люди твердили, что она не ведает страха, и что нет картины, которая заставила бы её отвратить лицо. Кроме того, Моросэ, чувствующая тонкую, неизъяснимую связь с душами, рассоединёнными со своими телами, была очень холодна по отношению к живым. Она не любила настойчивого общения, пустой болтовни, никогда не лукавила и бывала крайне резка в своих прямолинейных выражениях. Больше всего ей претили люди, слова которых не соответствовали действительности. Так, к примеру, однажды услышав, как сорятся братья, а один из них кричит другому: «Я тебя убью!», магесса в действительности заставила его исполнить свою угрозу. Помимо этого одной из её привычек было нанесение визита отбывающим на поле битвы войскам – их она ненамеренно пугала до икоты, заверяя солдат: «[…] и пусть смерть не пугает вас – на ней ваш путь не окончится».
       Учение Моросэ заключается в том, что смерть не является финалом жизни. Покинув своё тело, сознание и душа человека, являющее нечто единое, продолжает существовать, но в иной форме. Избранники этой дарра считают, что любая мёртвая материя может вернуться к жизни в привычном её понимании, если приложить к этому необходимые усилия либо дождаться, пока это сделает само мироздание. Почитатели Моросэ активно занимаются исследованиями «существования за чертой», пытаются манипулировать этой энергией и вторгаются в неё, не считая это чем-то запретным, постыдным или же бесчеловечным. В основном, именно они занимаются похоронными ритуалами и развивают свои способности на основе посмертных эманаций, что включает в себя некромантию и её ответвления. Широкой практикой так же является призыв душ умерших – нередко они даруют почитателям Моросэ либо какие-то знания, либо даже силы.
       Физически умерев, эта дарра проникла и подчинила себе тело корпруса. Её атрибутика: серебро, горный хрусталь и призрачная орхидея.

Стоит заметить, что сульгвены не считают дарра божествами. В их видении бывшие маги Лиги Неуязвимых заняли ступень между ними, обычными смертными, и высшими силами. Так же они не воспринимают дарра как нечто злое и предпочитают называть их «истинно мирскими сущностями», которые показывают людям, каков мир является на самом деле, то есть, ни чёрным и ни белым, и наставляют в соответствии с неоднозначностью бытия. Сульгвены отдают почести всем дарра, но обычно поклоняются конкретно одному из них – тому, кто кажется им ближе по душе. Эти сущности не нуждаются в церемониальных ритуалах, и обратиться к дарра можно как во время обрядов жрецов, так и в одиночестве, причём, посещение храма для этого не обязательно.
       Ещё одной важной деталью является то, что по верованиям сульгвенов десятый член Лиги Неуязвимых - Ятнаутхэ тоже не мог умереть и попросту уйти в загробный мир, так как обладал способностями, не уступающими остальным дарра. Они называют его уль (сокращение от имперского слова ульэма́с – «светлый дух»). Бывали случаи, когда сульгвены утверждали, будто бы слышали голос, призывающий их не внимать словам того или иного дарра, но это явление ничем не подтверждено. Тем не менее, принято считать, что Ятнаутхэ продолжает существовать и впутывается в дела сульгвенов, всячески препятствуя им в поклонении дарра и исполнении их наветов.
       Само собой, являясь силой тёмной, но не злой, дарра не преследуют целей по типу разрушения всего сущего. Чтобы суметь вернуться в тела мёртвых тварей, в которых они вселились после гибели своих человеческих тел и которые бережно охраняются сульгвенами (жрецами, не имеющими права покинуть гробницы в течение всей своей жизни), дарра необходимо сконцентрировать вокруг себя огромный объём тёмной энергии, текущей в сульгвенских магах. По этой причине они непрестанно преследуют людей, имеющих талант к этому искусству, и разными способами приводят их в Сульгвенский Анклав, где они со временем неизменно становятся их почитателями. И лишь только верховным жрецам известна главная цель дарра – однажды, когда энергия тёмных магов начнёт переполнять этот мир, они заберут её всю себе и смогут вернуть свои собственные человеческие оболочки, явив собой Лигу, на сей раз действительно Неуязвимую.

0


Вы здесь » Пророчества Валерис » Библиотека » Верования


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC